назад

для получения полной электронной версии контактный телефон 0772 66 07 68

Диплом: Обоснованный риск

Содержание:

Введение. 2

Глава 1. Теоретические вопросы понятия риска. 4

1.1. Общее понятие риска. 4

Риск как правовая категория. 6

1.2. Виды рисков. 14

Технико-эксплуатационный риск. 14

Риск как экономическая категория. 16

Риск как медицинская категория. 35

Глава 2. Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния. 42

2.1. Понятие и виды обстоятельств, исключающих преступность деяния. 42

2.2. Обоснованный риск в уголовном праве. 46

2.3. Условия правомерности обоснованного риска. 58

Глава 3. Соотношение обоснованного риска с другими обстоятельствами, исключающими преступность деяния. 63

Заключение. 73

Список использованной литературы.. 76

Введение

В кыргызском уголовном за­конодательстве положение об обоснованном риске установлено впервые в Уголовный Кодекс Кыргызской Республики 1997 г. В связи с его отсутствием в ранее дейст­вовавшем уголовном законодательстве, в теории не проводились каких-либо глубоких исследований данной проблемы. Уголовно-правовая литература, посвященная рассматриваемому положению закона представлена лишь отдельными пуб­ликациями в некоторых изданиях, учебниках по уголовному праву и учебных пособиях. Следовательно, рассматриваемая тематика дипломной работы актуальна для изучения в нашей молодой и развивающейся республике. Дипломная работа состоит из введения, 3 глав,  заключения и списка использованной литературы. Первая глава «Теоретические вопросы понятия риска» раскрывает теоретические понятия риска. Во второй главе «Обоснованный риск как обстоятельство, исключающее преступность деяния» описан весь аспект обоснованного риска в уголовном праве. Третья глава «Соотношение преступного риска с другими обстоятельствами, исключающими преступность деяния» посвящена анализу соотношения обоснованного риска с другими обстоятельствами. В заключении автором сформулированы выводы и предложения.

В настоящей работе впервые предпринята попытка всестороннего и глубокого исследования уголовно-правовой нормы об обоснованном риске.

На защиту выносятся следующие основные положения.

Обоснованный риск являются одним из видов обстоятельств, исключающих преступность деяния и занимает самостоятельное место в их системе. Его социально-правовая природа характери­зуется отсутствием общественной опасности и, следовательно, противоправности причинения вреда при соблюдении указанных в законе условий правомерности.

Действия, совершенные при обоснованном риске, являются и общественно полезными, поскольку они способствуют научно- техническому прогрессу, достижению более высоких результатов человеческой деятельности.

Нормы, закрепляющие обстоятельства, исключающие пре­ступность деяния, в том числе и обоснованный риск, по своей природе являются, согласно принятой в общей теории права терминологии, нормами - изъятиями по отношению к норме, оп­ределяющей понятие преступления. Названные нормы закрепляют условия, наличие которых исключает призна­ние в качестве преступления таких действий, которые при отсут­ствии этих условий могли бы рассматриваться как преступление.

Закрепленные в законе условия правомерности обоснованно­го риска лишь в своей совокупности могут свидетельствовать о непреступном характере совершенных при его осуществлении действий, что необходимо иметь в виду при применении данного закона на практике.

Формулировка положения об обоснованном риске в законе нуждается в некоторых дополнениях. В частности, целесообразно было бы предусмотреть в нем указание на соответствие совер­шаемых при обоснованном риске действий современным научно-техническим знаниям и опыту. Такое условие способствовало бы более четкому отграничению правомерного риска от проявлений легкомыслия и авантюризма.

Отдельные понятия, употребляемые в законе при характери­стике обоснованного риска, являются оценочными, и их содержа­ние нуждается в официальном разъяснении.

Глава 1. Теоретические вопросы понятия риска

1.1. Общее понятие риска

В русском языке слово «риск» означает «действие наудачу, требующее смелости, бесстрашия, в надежде на счастливый исход». «Рисковать» согласно словарям В.И. Даля разных изданий значит «пускаться наудачу, на неверное дело, наудалую, отважиться, идти на авось, делать что- либо без верного расчета, подвергаться случайности, действовать смело, предприимчиво, надеясь на счастье, подвергаться известной опасности, превратности, неудаче». Несмотря на некоторые различия, в каждом из словарей понятие риска связано с понятием и с надеждой на лучший результат.

В толковом словаре обществоведческих терминов И.Е. Яценко, термин «риск» рассматривается как возможная опасность, действие наудачу в надежде на счастливый исход.

Происхождение термина «риск» восходит к греческим словам «ridsikon, ridsa» – утес, скала. В итальянском языке «risiko» – опасность, угроза, «risicare» – лавировать между скал. Во французском «risdoe» – угроза, рисковать, буквально объезжать утес, скалу. Слово «риск» испано-португальского происхождения и означает «подводная скала» (недаром «риск» похож на «риф»), т.е. опасность.

В словаре С.И. Ожегова риск определяется как «возможность опасности» или как «действие наудачу в надежде на счастливый исход».

В научной литературе недостаточно четко раскрывается содержание понятия «риск», хотя его этимологическое определение весьма очевидно – «возможная опасность чего-либо». В философской и психологической литературе риск определяется как «деятельность по реализации выбранного в условиях неопределенности решения, учитывающего вероятность удачи, неудачи и отклонения от поставленной цели», как «надситуативное предпочтение опасных вариантов действия безопасным без внешних побуждений к риску», как «поступок в условиях выбора, когда существует опасность в случае неудачи оказаться в худшем положении, чем до выбора».

В работах по уголовному праву, посвященных проблемам риска, он определяется как «сознательное пренебрежение опасностью во имя достижения важной (общественно полезной) цели, которая не может быть достигнута обычными нерискованными средствами».

Следует отметить, что категория «риск» отражает как объективные, так и субъективные элементы ситуации: само совершаемое действие, отношение к нему субъекта, а также осознание рискующим условий и оснований ответственности. Ситуация риска отличается объективной неопределенностью, а риск, связанный с ней, предполагает необходимость сделать выбор из нескольких возможных вариантов поведения.

Общественная практика связана с различными видами деятельности, поэтому в ней возможны различные виды риска: медицинский, экономический, технический, научный, политический, хозяйственный и др1.

Типичными видами деятельности, где возникают ситуации риска, где необходим выбор между традиционными и нестандартными путями достижения поставленных целей и где соответственно встает вопрос об общественной полезности, оправданности риска или его общественной опасности являются сферы взаимодействия человека и техники (технико-эксплуатационный риск), медицины (медицинский риск), научных исследований (научно-экспериментальный, новаторский риск), экономики и хозяйственной деятельности (хозяйственный риск).

В дальнейших разделах данной главы раскрывается тема о видах деятельности, где возникают ситуации риска, т.е. сферы взаимодействия человека и техники, медицины, экономики и др.

Риск как правовая категория

Классификация риска и выделение его видов имеют не только познавательное значение при изучении общественной деятельности человека, но и позволяют в определенной мере решить вопрос о правомерности риска в процессе этой деятельности.

К правовым критериям правомерности риска отнесены: общественно полезная цель действия, соответствие действий рискующего современному уровню развития науки, техники и технологии, невозможность достижения цели нерискованными средствами, проведение всех необходимых мероприятий по предотвращению возможных вредных последствий.

В уголовно-правовой литературе один из видов риска – производственный риск – определяется М.С. Гринбергом как правомерное создание опасности в целях достижения общественно-полезного производственного результата, который не может быть получен обычными, нерискованными средствами.

Правовое значение оправданного риска состоит в том, что при наличии объективных признаков преступления – совершения лицом действий, причинивших ущерб правоохраняемым интересам либо создавших угрозу причинения ущерба – эти действия признаются оправданными, правомерными. В ст.39 Проекта называются четыре условия правомерности риска. Первое – риск осуществляется для достижения общественно-полезной цели. Второе – совершенное действие соответствует современным научно-техническим знаниям и опыту. Третье – поставленная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями и, наконец, четвертое условие – лицо, допустившее риск, предприняло все возможные меры для предотвращения вреда правоохраняемым интересам.

Основным условием правомерности риска, как уже говорилось, является общественно полезная цель, общественно полезный результат. М.С. Гринберг называет в качестве цели важный социальный результат.

Существуют разные суждения по этому вопросу. По мнению С.Г. Келиной, это условие не нуждается в особом комментировании. В.И. Самороков, оспаривая мнение С.Г. Келиной, считает необходимым разъяснить, что общественно полезным результатом риска является сохранение и увеличение любых общечеловеческих ценностей как для всего общества, так и для отдельных групп населения или личности. К этим ценностям он относит жизнь, здоровье, научные достижения.

Все это было бы верным лишь в тех случаях, когда лицо, допускающее риск в своей деятельности, работает только на пользу общества, государства. Но в сфере хозяйственной деятельности предприниматель, как правило, совершает действия только в свою пользу либо, если он наемный работник, в пользу юридических или физических лиц. Конечно, в этой деятельности есть определенная польза и для общества.

Однако, на мой взгляд, следует уточнить формулировку цели, для достижения которой допускается риск. В качестве таковой цели необходимо назвать достижение успешного результата с наименьшими затратами времени и средств. Предлагаемая формулировка цели риска, во-первых, не содержит указания на то, что действия рискующего должны быть направлены именно на общественную пользу, а подразумевает любой успешный результат в любой сфере деятельности. Во-вторых, риск регламентируется как наиболее эффективное средство достижения этого результата. Такая формулировка не вызывала бы излишних споров об общественной полезности и социальной значимости тех или иных конкретных действий, избавила бы от сложностей в следственной и судебной практике. Как будет показано ниже, это уточнение облегчит толкование и третьего условия правомерности риска.

Следующим условием правомерности риска в Проекте называется соответствие совершенного действия современным научно-техническим знаниям и опыту. Как отмечает С.Г. Келина, это условие, с одной стороны, требует от лица высокой профессиональной грамотности и компетентности, а с другой – предполагает возможность нарушения устаревших нормативов и правовых норм, что позволяет говорить о формально неправомерном характере совершаемых действий. Действительно, это условие предписывает, что рискующий должен обладать высоким уровнем профессиональных знаний в сфере своей деятельности и иметь опыт работы с применяемыми им новыми научными и техническим достижениями.

В уголовно-правовой литературе иногда возникает вопрос, каким образом научно-технические знания и опыт можно связывать с нормативами и инструкциями. Следует ли понимать под научно-техническими знаниями и опытом соответствующие ведомственные директивы? О. Гавяз опасается, что правоохранительные органы действительно могут отождествлять эти понятия.

Причина таких опасений. Видимо, объясняется существованием определенного «языкового барьера» между правоведами и представителями других профессий, затрудняющего для юристов правильное толкование общих терминов применительно к какой-либо конкретной сфере деятельности.

В общефилософском понимании наука определяется как особая сфера человеческой деятельности, направленная на описание, объяснение и предсказание процессов и явлений действительности, а знание – как отражение объективных характеристик действительности в сознании человека. Опыт – это основанное на практике чувственно-эмпирическое познание действительности: в широком смысле – единство умений и знаний.

Знание и опыт объективируются в предметной и языковых формах. Исходя из этого, научно-технические знания и опыт можно определить как совокупность информации о процессах и явлениях действительности, выраженную в виде теоретических описаний, научных и экспериментальных разработок, схем технологических процессов, сводок экспериментальных данных, формул каких-либо препаратов и т.п.

Вопрос о соответствии действий научно-техническим знаниям и опыту в конкретной сфере деятельности должна решать соответствующая экспертиза.

В нормативах, инструкциях и прочих ведомственных директивах определяются обязательные нормы поведения при проведении соответствующих экспериментальных, исследовательских и технологических работ, правила обращения с применяемыми приборами и оборудованием, несоблюдение этих норм при работах поставило бы под угрозу жизнь и здоровье людей, иные правоохраняемые интересы.

Конечно же, действия рискующего всегда противоречат некоторым устаревшим положения этих норм. Но цель рискованных действий должна оправдывать средства: ведь смысл уголовно-правовой регламентации риска в том и состоит, чтобы дать возможность гражданам применять нестандартные решения для достижения максимального эффекта и исключить их ответственность за совершенные действия. К тому же такая регламентация возлагала бы на соответствующие руководящие инстанции обязанность быть в курсе последних достижений в сфере своей деятельности и периодически корректировать нормативные требования.

Третье условие правомерности риска – поставленная цель не может быть достигнута не связанными с риском действиями. Это условие также нуждается в более совершенной трактовке1.

Ю.И. Ляпунов вполне обоснованно замечает по этому поводу, что та или иная цель в подавляющем большинстве случаев может быть достигнута без риска. Но для этого потребуются, скажем, не месяцы, как при риске, а годы, не десятки, а сотни тысяч рублей производственных затрат. На этом основании он не считает необходимым включать это условие в норму о риске. В.И. Самороков, критикуя Ю.И.Ляпунова, указывает, что при выполнении этого условия имеются в виду разумные временные и экономические критерии, а в ряде случаев существует большая вероятность сохранения невосполнимых ценностей без риска, хотя это и может быть связано со значительными материальными затратами.

В чем же еще, кроме цели достижения успешного результата, состоит такая исключительность действий, сопряженных с риском, которая оправдывает смысл этих действий? Как уже указывалось, тот, кто рискует, стремится достичь этого результат с наименьшими потерями. Исключительность рискованных действий, стало быть, состоит в большей их эффективности, т.е. в том, что они требуют меньших затрат времени и средств, чем любые другие способы. Эти выводы подтверждаются при изучении судебной практики.

Четвертое и последнее условие правомерности риска заключается в том, чтобы лицо, допустившее риск, предприняло все возможные меры для предотвращения вреда. И здесь также нет единого мнения. Ф.С. Бражник считает, что это условие «сводит норму права на нет»: ведь вред наступает именно из-за того, что не были приняты все меры для его предупреждения. А что понимать под всеми возможными мерами? Идет ли здесь речь об объективных или субъективных возможностях? – пишет он, - такую неопределенность не следует закладывать в норму права.

Ю.И. Ляпунов также выступает за исключение этого условия из нормы о риске, поскольку оно «вообще неприемлемо, так как нельзя требовать от лица в экстремальной обстановке причинения вреда предпринять объективно все возможные меры для его предотвращения».

В своей более поздней публикации Ф.С. Бражник предлагает изменить редакцию нормы о риске и вместо слов «предприняло все возможные меры для предотвращения вреда» указать «предприняло меры, признававшиеся на момент риска достаточными для предотвращения вреда». Предлагаемая замена, - пишет он, - требует руководствоваться данными науки по состоянию на момент допущения риска, не проверенными опытным путем (а риск как раз и был попыткой проверить опытным путем возможность решения какой-либо проблемы).

На мой взгляд, данное условие нужно рассматривать в тесном единстве с тем условием, что действия должны соответствовать современным научно-техническим знаниям и опыту. Тогда становится ясно, что под возможными мерами для предотвращения вреда следует понимать те из них, которые в соответствии с научно-техническими знаниями и практикой на момент риска считались достаточными для предотвращения вреда.

Поэтому предлагаемое Ф.С. Бражником уточнение представляется вполне разумным, но такая формулировка не совсем точно и однозначно выражает идею соответствия предпринятых рискующим мер предосторожности современным достижениям науки и техники. Думается, что более точно следует изложить данную формулировку так: лицо, допустившее риск, использовало все современные научно-технические достижения и опыт для предотвращения вреда правоохраняемым интересам. Такое уточнение позволило бы разграничить правомерный риск с необдуманными действиями, способными нанести непоправимый ущерб благам, охраняемым законом, и возлагало бы на рискующего обязанность серьезно и обдуманно подходить к решению своих задач.

Если лицо, допускающее риск, предприняло все меры предосторожности, разработанные наукой, техникой и практикой, но, несмотря на это, по объективным, независящим от него обстоятельствам, которых оно не могло предвидеть, нанесло ущерб, то оно не подлежит уголовной ответственности, поскольку в его действиях нет вины. Даже самые последние достижения науки не позволяют с абсолютной точностью предвидеть возможные неблагоприятные последствия риска, например поведение организма конкретного человека после операции. Спорадически наступивший отрицательный результат нельзя поставить в вину рискующему: ведь в науке даже неудачный риск может способствовать прогрессу, если удастся выявить причину неудачи и тем самым предотвратить отрицательные последствия в дальнейшем.

С учетом всего вышесказанного можно предложить такую редакцию ст.39 УК.

«Правомерный риск. Не является преступлением причинение вреда охраняемым правом интересам при правомерном риске для достижения успешных результатов с наименьшими затратами времени и средств.

Риск признается правомерным, если совершенное действие соответствует современным научно-техническим знаниям и опыту, а поставленная цель не могла быть достигнута не связанными с риском действиями и лицо, допустившее риск, использовало все современные научно-технические достижения и опыт для предотвращения вреда правоохраняемым интересам.

Риск не признается правомерным, если он заведомо был сопряжен с угрозой экологической катастрофы, угрозой жизни или здоровью людей».

Третья часть предлагаемой статьи взята в редакции соответствующей нормы Основ.

Указанные в ч. 3 ст. 30 последствия, заведомая угроза наступления которых запрещает применять риск, излагаются более конкретно, что исключает ее расширительное толкование в будущем.

Как отмечает В.И. Самороков, риск возможен в самых различных областях человеческой деятельности. Поэтому вряд ли целесообразно в этой статье Уголовного Кодекса определять риск как «профессиональный» и «хозяйственный». На мой взгляд, более соответствует содержанию и смыслу этой нормы название «правомерный риск».

Нарушение хотя бы одного из рассмотренных условий правомерности риска обусловливает наличие вины лица, допустившего риск, за причиненный ущерб и влечет за собой уголовную ответственность как неосторожное деяние. К таким деяниям можно отнести, например, причинение имущественного ущерба кредиторам в результате неоправданных рискованных действий, приведших к несостоятельности должника, - неосторожное банкротство, предусмотренное, например, Уголовный Кодекс Австрии, ФРГ. Эксцесс риска не исключает ответственности за причинение ущерба и за обращение к рискованному действию, однако мотив и цель действия должны быть учтены судом при определении меры наказания.

Если же все эти условия соблюдены, но, вопреки ожиданиям рискующего, наступает результат гораздо хуже предполагавшегося, то в этом случае не может быть и речи об эксцессе риска и о наличии вины. «Считать, что правомерность риска полностью определяется его конечным результатом- успехом или неудачей, значило бы исключить возможность верного решения поставленной проблемы. Ретроспективная оценка действия, апелляция к его конечному исходу является в подобных случаях не чем иным, как апелляция к случайности, а это с неизбежностью ведет к объективному вменению». Опирающаяся только на существование причинной связи между действием и результатом данная позиция противоречила бы одному из основных принципов нашего уголовного права – принципу ответственности за вину.

Считаю, что следует также добавить, что угроза наказания за последствия, которые превзошли все ожидания и не могли быть предвидены, не способствовала бы реализации важнейшей задачи регламентации риска - стимулированию научно-технического прогресса[1].

1.2. Виды рисков

Технико-эксплуатационный риск

Эксплуатация техники в производственных процессах может приводить к возникновению различных опасных ситуаций. Это связано с несовершенством техники, технологических процессов, ошибками операторов, ненадлежащим поведением посторонних лиц, попавших в сферу действия техники, и т.п. Риск в подобных ситуациях очень близок к крайней необходимости. В отличие от новаторского риска, где эксперимент, а значит и риск, тщательно готовятся, проигрываются, выверяются, технический риск связан с внезапной, экстремальной ситуацией, когда рискующий должен принять нестандартное решение в целях предотвращения возникшей опасности. При крайней необходимости лицо, будучи в безвыходном положении, вынуждено причинить вред во имя сохранения большего, чем этот вред, блага.

При возникновении опасной ситуации в процессе эксплуатации различных видов транспорта, машин, оборудования, механизмов рискующий идет не на причинение вреда, а на сознательное создание как бы «новой опасности». Эта «новая опасность» может быть такой же и даже значительно ниже. Оправданность риска состоит в квалифицированном определении его степени. В этой ситуации даже наступление каких-либо неблагоприятных последствий не должно повлечь уголовной ответственности рискующего. Примером может служить случай, который произошел в Ленинграде. Командир авиалайнера К. при заходе на посадку, обнаружив неисправность шасси, принял решение посадить машину на поверхность реки Невы. Посадка самолета без шасси – опасная, грозящая катастрофой ситуация; посадка на воду тяжелого самолета – также достаточно опасна, но командир авиалайнера рассчитал, что при этом степень риска значительно ниже. Его риск оказался оправданным - никто из пассажиров и авиалайнер не пострадали.

Как и другие виды риска, технико-эксплуатационный правомерен при общественной значимости поставленной цели, невозможности достижения результата нерискованными средствами и осуществлении рискующим всех зависящих от него мер с тем, чтобы предотвратить наступление опасных последствий. Само наличие опасности в условиях технико-эксплуатационного риска предполагает действие по ее предотвращению. Условия правомерности технико-эксплуатационного риска требуют детального анализа применительно к каждой конкретной ситуации.

Если лицо, действовавшее в условиях риска, учитывало одни и недооценивало другие обстоятельства, когда его расчет легкомысленен и ненадежен, а степень риска слишком высока, может возникнуть вопрос о преступной самонадеянности рискующего.

Лицо, предпринимающее рискованный маневр, должно осуществить все необходимые меры, чтобы избежать наступления общественно опасных последствий. это означает, что должны быть соблюдены все технические и технологические правила, которые регулируют действия, сопутствующие риску. Например, удалены люди, дана информация об опасности зоны, приняты меры, снижающие действие разрушительных сил, и т.д.

Примером неоправданного технико-эксплуатационного риска является уголовное дело бывшего командира воздушного судна К. и других, рассмотренное Верховным судом РСФСР. Согласно п. 7.1.10 наставления по производству полетов в гражданской авиации СССР и п. 9 Программ подготовки летного состава на самолете ТУ-134 посадка с зашторенными окнами кабины экипажа разрешается только в учебно-тренировочных полетах в присутствии на втором пилотском сидении пилота-инструктора или лица командно-летного состава. К. решил рискнуть и посадить самолет с пассажирами при зашторенных окнах кабины, в результате чего самолет, приземлившись с повышенной вертикальной скоростью, разрушился, а большинство пассажиров и членов экипажа погибли. Цель, поставленная К., - проверить свое мастерство - и нарушение установленных правил полета исключают оправданность риска, а действия К. составляют преступление, предусмотренное ч. 1 ст. 85 Уголовный Кодекс РСФСР.

В конкретных проявлениях технико-эксплуатационный риск зачастую соприкасался с такими преступлениями, как нарушение правил эксплуатации транспорта, нарушение правил охраны труда и техники безопасности, а также безопасности горных, строительных работ, работ во взрывоопасных цехах и т.д. В отличие от этих преступлений при правомерном риске отрицательный результат является следствием причин, которые, во-первых, прямо не зависят от действий рискующего и, во-вторых, которые но по обстоятельствам дела не может заранее точно предвидеть.

Риск как экономическая категория.


 

1 Козак В.Н. Вопросы теории и практики крайней необходимости. – Саратов., 1972, - с. 132

1 Самороков В.И. Риск в уголовном праве // Государство и право. 1993. N 5, – c. 112

[1] Джоонбаев, К.И Преступление: «Курс лекций по уголовному праву Кыргызской Республики. (часть общая)-Бишкек.:Издат., 2000, - с. 190