назад

для получения полной  электронной версии контактный телефон 0772 66 07 68

Диплом: Источники криминалистической информации

Оглавление:

Введение. 2

Глава 1. Понятие криминалистической информации. 5

1.1. Понятие, виды, классификация отражательной криминалистической информации  5

1.2. Понятие, виды, классификация носителей отражательной информации. 10

Глава 2. Источники криминалистической информации. 19

2.1. Общие положения трасологии. Классификация следов, их криминалистическое значение. 19

2.2. Следы человека (антропоскопия) 23

2.3. Следы орудий взлома, инструментов. 35

2.4. Следы транспортных средств. 38

2.5. Технико-криминалистическое исследование документов. 45

Глава 3. Личные источники информации. 59

3.1. Понятие и содержание криминалистического учения о внешнем облике человека  59

3.2. Основы криминалистической портретной экспертизы.. 63

Заключение. 69

Список использованной литературы.. 70

Введение

Источники криминалистической информации — это материаль­ные объекты в широком понимании, которые взаимосвязаны с обстоятельствами события преступления и содержат о них инфор­мацию. Материальные объекты, взаимодействующие при соверше­ния преступления и отражающие информацию о его обстоятельст­вах, по виду и уровню организации делят на вещественные и личные. Таким делением подчеркивается различие доказательств, лоточниками которых являются вещи и люди. В соответствии с этим и доказательства подразделяют на вещественные и личные.

Вещественные источники информации — это материальные объекты, понимаемые в широком смысле, т. е. не только твердые, сыпучие, жидкие и газообразные объекты материального мира, но и растения, животные.

Личные источники информации — это люди, которые, взаимо­действуя с материальной средой и участниками события преступ­ления, отражают их в виде субъективных мысленных образов, называемых идеальными следами либо следами памяти.

Источники, содержащие информацию об одном виде отражения, называются простыми. Если источник одновременно несет информацию об идеальном и материальном отображениях, то он называется сложным, составным либо комплексным. Следовательно, источниками криминалистической информации служат 1)вещи; 2) люди; 3) системы люди—вещи. Первые два источника про­стые, третий — сложный.

Зна­чительное количество информации о событии преступления и преступнике несут вещи, которые еще на заре криминалистики называли «немыми свидетелями» преступления. Действительно, они так или иначе «присутствуют», на месте происшествия и «за­печатлевают», т. е. отражают его процесс. В криминалистическом аспекте вещи, отображающие событие происшествия, делятся на следующие группы:

предметы обстановки места происшествия (стул, стол, строе­ния и т. д.);

Ø объекты непосредственного преступного посягательства (вещи, ценности, деньги, человек, животные, растения и т. д.);

Ø средства совершения преступления (нож, оружие, транспорт, камень, палка, кислота, газ, сыпучее вещество и т. д.);

Ø предметы и вещи, оставленные преступником, потерпевшим на месте происшествия (окурок, спички, носовой платок, обувь, оде­жда и т. п.);

Ø предметы и вещи, случайно занесенные на место происшествия иными лицами после события преступления.

Все эти объекты несут криминалистическую информацию о событии преступления, участвующих в нем лицах и его обстоя­тельствах. Вещи подлежат всестороннему исследованию на месте происшествия в двух планах: как средства совершения преступ­ления и как носители следов преступления.

Ø Вещи — средства совершения преступления включают: орудия, оружие, источники повышенной опасности, силы и явления при­роды, используя которые преступник совершает, например, взлом преграды, причиняет телесные повреждения, перемещает мате­риальные объекты и совершает другие действия, образующие пре­ступную деятельность.

Ø Вещи-носители следов преступления — это: а) твердые объек­ты, которые вследствие своей -физической структуры способны сохранять элементарные отображения — следы скольжения, дав­ления, разруба, сверления, рук, ног, зубов человека; б) сыпучие вещества—почва, песок, .цемент, мука, дуст (ДДТ), на которых могут возникать следы давления; в) жидкости и газы, которые несут информацию путем деления целого на части и образуют так называемые следы-вещества.

Между вещами — средствами совершения преступления и ве­щами—носителями отображений нет строгих границ, поскольку носителями отображений являются одновременно как следообразующий, так я следовоспринимающий объекты. Особенно это отно­сится к микроследам, которые образуются вследствие перехода частиц взаимодействующих объектов друг на друга.

Источники идеальных отображений — это люди, которые выступают в уго­ловном процессе в качестве обвиняемого, потерпевшего, свидетеля, специалиста, гражданского истца и ответчика. Механизм образо­вания идеальных отображений для каждого источника зависит от вида взаимодействия. По характеру формирования мысленного образа всех участников события преступления можно разделить на три группы: 1) лица, непосредственно воспринимающие событие преступления либо участвующие в нем (обвиняемый, потерпевший, свидетель-очевидец); 2) лица, опосредствованно воспринимавшие событие преступления или получившие информацию из других источников (свидетели, потерпевшие, гражданский ответчик, граж­данский истец, понятые, должностные лица, подсобные рабочие, специалисты); 3) лица, вообще не взаимодействовавшие с собы­тием преступления, но имеющие общую информацию о нем в виде обобщенных типичных научных знаний. Таким источником инфор­мации является специалист. Его информация о -преступлений так­же представляет собой мысленные образы, которые можно назвать «следами знания».

Человек — особый источник информации, он отражает объек­тивную реальность на уровне общественного сознания. Возникаю­щий вследствие этого мысленный образ, «след памяти», характе­ризуется, рядом свойств, принципиально отличающих его от иных материальных отображений, а именно:

Ø относительной адекватностью, т. е. он не тождественен отображаемому объекту. Поэтому отображение всегда беднее объективной реальности, воспринимаемой субъектом;

Ø субъективностью, т. е. мысленный образ несет отпечаток источника (лица), который воспринимает мир индивидуально. Поэтому мысленный образ называют субъективным, поскольку он трансформирован сознанием конкретного человека;

Ø латентностью, т. е. мысленное отображение — «след памяти» скрыт от посторонних наблюдателей. Мысленный образ нельзя выявить осмотром либо отыскать «лупой специалиста», здесь нуж­ны иные методы и средства извлечения информации1.

Отсюда следует, что тема дипломной работы «Источники криминалистической информации и их значение в раскрытии преступления» актуальна для изучения в нашей молодой и развивающейся криминалистической науке. Данная дипломная работа состоит из 3 глав, введения и заключения. Первая глава «Понятие криминалистической информации» раскрывает теоретические вопросы источников криминалистической информации. Вторая глава «Источники криминалистической информации» конкретизирует внимание на некоторых источниках отражательной информации в криминалистики. Третья глава «Личные источники информации» посвящена психофизическому анализу человека как объекта криминалистического исследования.

Глава 1. Понятие криминалистической информации

1.1. Понятие, виды, классификация отражательной криминалистической информации

Познание — это процесс добывания, осмысления и использования информации, с помощью которой и формируется знание о познаваемом объекте.

Таким образом, информация (вместе с ее носителем) выступает и в качестве объекта поиска, и в качестве средства познания.

В основе принимаемых в уголовном судопроизводстве решений лежит самая различная информация.

Принятое на одной информационной базе решение по мере его реа­лизации позволяет собрать новую информацию и, используя ее в ком­плексе с уже имеющимися фактическими данными, идти дальше по пути познания. Информация — это воздух, а информационные процес­сы — кровеносные сосуды указанной деятельности. Чем чище, качест­веннее, насыщеннее кислородом информационные потоки, чем шире и надежнее информационный массив, тем эффективнее идет процесс принятия и реализации правильных, адекватных складывающимся си­туациям правовых и криминалистических решений на всех стадиях уголовного судопроизводства, на всем огромном пространстве его Ку­ликова поля битвы за информацию.

В том случае, когда познание осуществляется в режиме процессу­ального доказывания, основу принятия правовых решений образует доказательственная информация — доказательства.

В качестве доказательства в уголовном судопроизводстве рассмат­ривается информация (фактические данные) о каких-либо обстоятель­ствах дела, которая должна быть получена в установленном порядке. Допустимость как свойство доказательства предполагает, что доказа­тельство получено, во-первых, субъектом, правомочным производить процессуальное действие; во-вторых, из надлежащего источника фак­тических данных; в-третьих, путем производства процессуального дей­ствия, определенного законом; в-четвертых, при соблюдении установ­ленных законом порядка проведения процессуального действия и фик­сации его хода, условий и полученного результата.

При всей значимости доказательственной информации нельзя сво­дить процесс поиска и познания только к добыванию и использованию такой информации. Наряду с ней субъекты практического следоведения собирают и широко, продуктивно используют различные виды ориентирующей информации (информации к размышлению). По свое­му функциональному назначению, ориентирующая информация может быть разделена на две группы: 1) связанную с отражением позна­ваемого события; 2) не связанную с отражением объекта познания. Информация первой группы на каком-то этапе познания может играть роль предварительных данных, требующих проверки. При их под­тверждении на процессуальной основе они приобретают статус доказа­тельственной информации. Ориентирующая информация второй группы, в отличие от доказательственной, не может быть положена в основу принятия правовых решений (о предъявлении обвинения, про­изводстве обыска, об избрании меры пресечения и т.д.). И тем не менее ее практическое значение очень велико. Обладая большим организаци­онно-тактическим потенциалом, ориентирующая информация исполь­зуется для построения версий, разработки планов дальнейшей деятель­ности, определения круга действий, которые целесообразно произвести в тот или иной момент, тактики их производства, решения вопроса о формировании следственной или оперативно-следственной группы для производства расследования и других вопросов подготовительного и организационно-управленческого характера. Иначе говоря, ориенти­рующая информация наряду с доказательственной может быть поло­жена в основу принятия лишь криминалистических решений.

Что же касается оперативно-розыскной деятельности, других видов практического следоведения, которые не осуществляются в режиме процессуального доказывания, то в этом случае процесс познания бази­руется только на ориентирующей информации, не имеющей доказа­тельственного (в уголовно-процессуальном смысле) значения. Позна­ние в этом случае опирается на правила формально-логического дока­зывания.

Фактические данные, собранные в результате проведения опера­тивно-розыскной деятельности, могут быть использованы в уголовном процессе в качестве доказательств лишь после того, как они нашли подтверждение в ходе доказывания в установленном уголовно-процес­суальном порядке. Эти положения распространяются, в частности, на оперативно-технические материалы, полученные путем применения аудио- и видеозаписи, кино- и фотосъемки (фонограммы, видеограм­мы, киноленты, фотоснимки), и на документы, составленные в связи с этим (акты, справки, рапорты и т.п.).

Сказанное распространяется также и на фактические данные, со­бранные в ходе предварительной проверки до возбуждения уголовного дела, включая те данные, что получены на основе применения техни­ческих средств.

Ориентирующая информация, связанная с отражением преступле­ния, к субъектам практического следоведения поступает из различных источников и по различным каналам. В их круг прежде всего входят оперативные источники и каналы (агентурные сообщения, сведения достоверных лиц и т.д.). В качестве ориентирующих рассматриваются также сведения о совершаемых или совершенных, планируемых пре­ступлениях, о лицах, находящихся в розыске, и другие обстоятельства, которые стали достоянием средств массовой информации и обнародо­ваны ими либо переадресованы в правоохранительные органы (данные, содержащиеся в телеинтервью, репортажах с мест событий, газетные очерки, публикации по материалам журналистских расследований и т.п.).

Как ориентирующая рассматривается и информация, циркулирую­щая в тех или иных слоях, группах населения в виде слухов, версий, мнений по вопросам, связанным с совершением, выявлением, расследо­ванием преступлений. Сведения ориентирующего характера могут быть почерпнуты субъектами практического следоведения также в процессе их контакта, взаимодействия с очевидцами преступления, другими носителями собираемой информации. Имеются в виду не те сведения, что поступили от них в официальном порядке и отражены в документах, а данные, почерпнутые за рамками процессуальных и не­процессуальных действий либо в связи с их производством, но не на­шедшие по тем или иным причинам документального отражения. (На­пример, информация, почерпнутая в результате наблюдения следова­теля за реакциями допрашиваемого, вызванными поставленными во­просами, за особенностями его поведения, за тем, как он держится на допросе, в каком состоянии находится его одежда, а также сведения, содержащиеся в доверительных сообщениях каких-либо лиц, как гово­рится, не для протокола, не желающих фигурировать по делу.)

Стимулирующей размышления, выводы, прогнозы, реально прак­тические действия субъектов ППД может быть и информация, выте­кающая из анализа непроизвольных проговорок подозреваемых, запо­дозренных, обвиняемых, других так называемых улик поведения, выда­ющих виновную осведомленность таких лиц, указывающих на их воз­можную причастность к раскрываемому преступлению.

Выявлению, раскрытию, пресечению преступлений, успешному расследованию и судебному рассмотрению уголовных дел нередко спо­собствуют данные, поступающие в правоохранительные органы из кон­тролирующих органов (органов санитарно-бактериологического над­зора, контрольно-ревизионных служб, торговых инспекций и т.д.). Фактические данные, собранные в ходе плановых и внезапных прове­рок деятельности предприятий, организаций, учреждений, иных струк­тур, обследования населения, а также при производстве так называе­мых служебных (ведомственных и межведомственных) расследований аварий, взрывов, пожаров, других чрезвычайных происшествий, ис­пользуются субъектами ППД для организации своей работы, определе­ния сфер поиска доказательств и решения иных задач. Ориентирую­щие в момент поступления, эти сведения могут приобрести статус до­казательств, если при проверке в дальнейшем найдут объективное под­тверждение на процессуальной основе1.


 

1 Астемиров 3.А. «Проблемы теории уголовной ответ­ственности и наказания», Махачкала, 1994, с. 75

 

1 Звечаровский И.Э. «Уголовная ответственность». Иркутск, 1992, с. 164